Friday, 11 September 2015

Конфликты суверенитета как проблема распределяющей справедливости

Конфликты суверенитета как проблема распределяющей справедливости:
уравнительно разделенный суверенитет и новый режим управления в Крыму

Хорхе Эмилио Нуньес

Аннотация Большинство, если не все, конфликты в международных отношениях имеют в определенной степени связь с суверенитетом. С теоретической точки зрения, как нас учат в университете, это понятие весьма дискуссионное. С практической стороны интересы государства представляются выше интересов его населения и территории. На этом фоне во всем мире ведутся споры об усилении правовой и политической неопределенности, статусе-кво и непрерывном напряжении с различными негативными последствиями для всех вовлеченных сторон (к примеру, нарушение прав человека, война, торговля оружием). Все более очевидно, что доступные средства правовой защиты почти безуспешны и необходимо мирное и окончательное решение проблем. Эта статья предлагает справедливый и честный способ решения некоторых конфликтов суверенитета. Рассматривается, как теории распределяющей справедливости могут быть применены к понятию суверенитета, исследуется возможность разрешения конфликтов суверенитета. В статье доказывается, что решение может быть основано на принципах Ролза.

Ключевые слова государственный суверенитет, конфликты суверенитета, распределяющая справедливость, Ролз.


Введение

            Кто-то утверждает: «Крым принадлежит России» (Burke-White 2014). «[...] Соединенные Штаты Америки и их европейские союзники разделяют основную ответственность за кризис,» — говорят другие (Mearsheimer 2014). Третьи идут еще дальше и объявляют апокалиптически новую холодную войну (Roskin 2014). Оставляя в стороне эти и другие мнения, напомним: в начале 2014 года Крым стал центром кризиса между Россией и Украиной как ведущих сторон в конфликте. Президент Янукович был отстранен от власти, Россия взяла под контроль Крым, затем последовал референдум. Украина и большая часть западного мира рассматривают данные меры как не имеющие законной силы (Barry 2014). Кроме того, «локальный» кризис в Крыму, в котором мы можем выделить три стороны — Крым, Украина и Россия, — на самом деле имеет большие географические, политические и культурные последствия не только для данного региона, но потенциально и для всего мира (Molchanov 2004).
            Пока есть кризис на крымском полуострове, а напряженность между Россией и Украиной очевидна, в правовой и политической науке существует лишь риторическая аргументация, добавляющая ненужные соображения, которые, кажется, не предлагают какого-либо выхода из сложившейся ситуации. Учитывая, что Крымский кризис является лишь одним из многих других конфликтов суверенитета, существующих в мире в настоящее время, почему бы не взять данный спор в качестве примера решения проблемы по направлению к мирному многостороннему пониманию посредством диалога и переговоров?
            Мы привыкли видеть и принимать как факт, что на одной территории население находится под управлением верховной власти с единой правовой системой или правовой связью. Что бы произошло, если бы на одной территории было два верховных и иерархически равных государя, суверена (с юридической точки зрения) и в то же время две действительных системы норм? Возможно ли, например, чтобы Израиль и Палестина распространяли одновременно суверенную власть и над Иерусалимом? Возможно ли, чтобы верховная власть Аргентины и Великобритании управляла в то же время территорией и населением Фолклендских / Мальвинских островов? А что насчет России и Украины, имеющих ту же степень суверенной власти в Крыму? Если ответ положительный, каковы же последствия в отношении территории, населения, управления и права?
            Есть много случаев, которые могли быть охарактеризованы как конфликт суверенитета, в которых международные агенты (а именно, два суверенных государства и население третьей спорной территории) по различным причинам претендуют на суверенные права в отношении одного и того же участка земли. Крым — лишь одна территория, являющаяся предметом спора относительно суверенитета, среди многих других по всему миру. Кроме того, эти конфликты имеют особое свойство: их решение требует взаимоисключающих отношений между агентами, потому что, как представляется, суверенитет над третьей территорией может быть предоставлен только одному из них. Действительно, суверенитет зачастую рассматривается как абсолютное понятие — то есть исключительное и не разделяемое (Jackson 1999; MacCormick 1993; MacCormick 1999).
            В свете этой навязчивой идеи с абсолютными принципами и отказа от разделенного суверенитета давние споры до сих пор продолжаются по всему миру, в существующей ситуации если выигрывает один, то неизменно проигрывает другой со множеством негативных последствий (например, социальная борьба, плохое управление, неэффективное использование природных ресурсов, напряженность в международных отношениях и угроза местному и международному миру). Таким образом, пока эти конфликты, в принципе, ограничиваются конкретными областями и влекут негативные последствия, прежде всего, для местного населения, они имеют тенденцию к быстрому расширению до регионального и даже международного уровня (например, воздействие на мировые цены на нефть, торговля оружием, терроризм, война).
            Международные отношения, правовая и политическая научная литература предлагают различные возможные меры, которые можно было бы использовать для решения данной проблемы. Они включают в себя независимость, самоопределение и свободное объединение, к примеру. Хотя эти меры успешно решают некоторые конфликты, они бесполезны в ряде других. Следовательно, эти конфликты остаются нерешенными и неконтролируемыми.
            Задача состоит в том, чтобы представить сторонам конфликта решение, которое признавало бы их индивидуальные требования, но не пренебрегало общими правилами. Каким бы оно ни было желательным, такое решение кажется утопией. Я предлагаю рассматривать эти конфликты в широком смысле, а не как конфликты между отдельными и независимыми правомочиями. Таким образом, я рассматриваю проблему распределяющей справедливости (Roemer 1996; Fleischacker 2004), следуя работе Ролза (Rawls 1999), потому что принципы справедливого распределения являются особенно подходящим инструментом для решения вопросов суверенитета, так как они ранее были применены при установлении прав и обязанностей в других социальных институтах. Как следствие, рассмотрение различных теорий (например, «первым прибыл, первым обслужен»; простое завладение; принцип равенства) может помочь нам разрешить данную проблему. В статье исследуется, может ли желаемое решение быть воплощено на практике и может ли быть предложен мирный путь разрешения конфликтов суверенитета посредством использования принципов распределяющей справедливости.

            В следующих разделах я оставлю в стороне особенности кризиса в Крыму и остановлюсь на теоретических размышлениях. Основная причина такого построения статьи в том, чтобы устранить возможное предубеждение, которое может послужить препятствием для мирного разрешения. После этого я применю полученную модель специально к одному из многих существующих конфликтов суверенитета, а значит управления и права.

No comments:

Post a comment